#3 yesterday. мужчины без женщин

23755228_2030296447190375_5280576198464433790_n

 Мир – просторен, его наполняют удивительные вещи и странные люди.

“Норвежский лес”, Харуки Мураками

Обычно я люблю все понять. Даже самое странное мне не кажется таким уж неприемлемым, если я поняла его.

С рассказом “Yesterday” из сборника “Мужчины без женщин” с самого начала все пошло немного не так. Не просто странно, но и непонятно. До сих пор я теряюсь в догадках.

Один из персонажей рассказа молодой человек по имени Китару, которого на самом деле зовут Акиёси. Уроженец Токио, но говорящий на чистейшем кансайском диалекте. Он знакомится Танимурой (от чьего имени ведется повествование), уроженцем Кансая, говорящем на чистейшем токийском диалекте,  и они “стали как бы друзьями“.

История как история, мало ли на какой почве сходятся люди и становятся “как бы друзьями” (какое все-таки тонкое выражение). Странности и непонятности заключаются, конечно же, не в этом.

Как минимум 1/3 текста – это попытка переводчика изобразить всеми доступными ему средствами кансайский диалект. Трудно сказать, чем обкурился руководствовался Александр Замилов (один из переводчиков Харуки Мураками) воспроизводя кансайский диалект при помощи украинских и белорусских слов и оборотов:

– Як ты дагадауся? Падчас летних школьных каникул я гасциу у адной сямъи з раёну Тэнодзи. Цикава правеу врэмя. Аттуда да заапарка – рукой падаць.

– Гостил в семье? – с интересом переспросил я.

Без помощи Танимуры, я бы ни в жизнь не догадалась, что делал Китару у одной семьи из района Тэнодзи… Или вот еще:

– Таки у мяне характар. Сяброу – хоць адбауляй, – сказал Китару.

В поиске значения слова “сяброу” мне пришел на помощь уже не Танимура, а Stasevich, любезно подсказав, что “сяброў” это “друзья” по-белорусски.

Возможно, разница между кансайским и токийским диалектами именно такова, как разница между русским языком и любым другим из славянской группы языков – вроде и понять можно, но довольно трудно… Наверное, так бывает и среди людей.

И Китару вот такой человек, который вроде бы похож на всех людей, но ни другие его, ни он других не понимают так, как нужно.

– Ну, гэта… – промолвил Китару и выдавил из себя нечто среднее вежду вздохом и стоном, – …вабщчэ-та доугая исторыя. Я бутта раздвоиваюся.

Такому человеку нелегко приходится в жизни, и быть с таким человеком рядом тоже трудно. Может быть, именно поэтому он выбирает путь одиночки. А женщине, которую он любит на протяжении всей жизни, лишь шлет время от времени открытки без обратного адреса.

Образы

По сути дела в рассказе есть три человека: Китару, его девушка Эрика Курия и их общий “как бы друг” Танимура, который служит неким связующим звеном в этой истории. И все трое отчаянно одиноки.

Одиночество подобно лютым зимам оставляет внутри человека годовые кольца. Или похоже на ледяную луну “толщиной неизменно двадцать сантиметров, и нижняя половина непременно в воде”. Такими двумя образами описала Эрика то, что происходило с ними в их двадцать лет и наложило неизгладимый отпечаток на всю последующую жизнь.

Однако если оглянуться и попытаться вспомнить ту пору, когда мне было двадцать… что я могу припомнить? Лишь то, что я повсюду один и безмерно одинок. У меня не было подруги, способной согреть мое сердце и тело. У меня не было друга, с которым я мог бы поговорить по душам. Что ни день, я не знал, как мне быть, не имел никакого представления о будущем. Чего ни коснись, я затворялся в себе, порой ни с кем не разговаривал по целой неделе. Такая жизнь продлилась примерно год. То был очень долгий год. Не знаю, стала ли та пора для меня суровой зимой, что оставила внутри важные годовые кольца?

Мне кажется, в ту пору я почти каждый вечер смотрел через круглый иллюминатор на ледяную луну. Прозрачную, натвердо замерзшую луну толщиной двадцать сантиметров. Вот только рядом со мной никого не было. И я смотрел на нее – красивую и холодную – в одиночестве, не зная, с кем бы поделиться этим.

Рубрика: читаю (проза). Метки: , . Добавьте ссылку в закладки.

2 отзывов на #3 yesterday. мужчины без женщин

  1. Ирина пишет:

    Кансайский диалект в исполнении нового русского переводчика живо напомнил мне датского (но с польскими корнями) инспектора Мульдгорда из книги пани Иоанны Хмелевской “Всё красное”, которую я, правда, так и не смогла прочесть до конца, иронический детектив – совсем не мой жанр. Но архаичные речи инспектора запомнились навсегда.
    “– Воистину на вече’ря было человецех, яко песку морского? – терпеливо повторил господин Мульдгорд.
    – Да что же это значит? – не выдержал Павел.
    – Думаю, он просто интересуется, сколько нас было, – неуверенно предположила я.
    – Да, – с благодарностью кивнув мне, подтвердил полицейский. – Аз глаголю – сколько штука вкупе?
    – Одиннадцать, – вежливо ответил Лешек.
    – Кто суть оные?”
    И тут переводчики потрудились на славу, учли и жанр и стиль. Но создавать комический эффект там, где он совсем неуместен, как-то очень странно и, увы, в духе времени. В очередной раз возникает мысль о том, что отечественная школа перевода становится всё более и более беспомощной, и процесс этот необратим.

    • yuol yuol пишет:

      Да, Ира, кажется, не только школа перевода становится беспомощной… вот что печально.

      Хотя справедливости ради, перелопатила интернет, нашла в одном из отзывов на сборник такую информацию:
      “Особенно хочу отметить рассказ “Yesterday”. Если вы уже читали, то могли заметить, как странно говорит один из героев. Моя любимая фраза: “А канкрэтна дакудава?” При помощи такого языкового явления, как “трасянка”, переводчик хотел показать различия героев, говорящих на разных диалектах японского языка: токийском и кансайском. Токийская речь в переводе передана обычным русским языком, а вот канскайский диалект представлен трасянкой. Наверное, в России не сталкиваются с этим понятием, но у нас в Беларуси это нормальное явление — смешанная русско-белорусская речь. В Украине существует похожее явление между русским и украинским языком — суржик. Вот и для адаптации этой книги переводчик Андрей Замилов выбрал именно трасянку. Как объяснил он сам — чтобы читатели смогли понять, каково это, когда ты вроде понимаешь собеседника, но иногда зависаешь”.

      Переводчик сознательно пошел на такой вот прием с использованием “трасянки”. Но все же меня до конца не покидает сомнение – насколько удачным получился перевод этого рассказа…
      Хотелось бы услышать мнение Дмитрия Коваленина (еще одного переводчика Мураками), ну и самого автора (мечтать, конечно, не вредно).

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)