#6 кино. мужчины без женщин

2EdpG3n7OMQ

Рассказ “Ки’но” мне кажется ключевым во всем сборнике “Мужчины без женщин”. Он как бы собирает воедино предыдущие 5 рассказов сборника, как в собранных кусочках пазлов в какой-то момент начинается проглядываться общая картина.

Помню, что во время первого прочтения сборника, именно на этом рассказе ко мне пришло понимание – это разгадка. До этого мне не приходило в голову считать какой-либо рассказ в сборнике центральным, открывающим главное, что хотел сказать автор.

Конечно, несколько самонадеянно считать, что ты понял задумку автора, его мысли и чувства. Поэтому будет справедливым сказать, что именно на рассказе “Ки’но” мой пазл под названием “Мужчины без женщин” сложился. Сборник стал цельным, все предыдущие рассказы встали на свои места, образовав общую картину.

Эта картина вызвала в памяти образы персонажей из ранее прочитанных рассказов и романов Харуки Мураками. Когда-то я делала попытку описать собирательный мужской образ, который из раза в раз рисует Харуки Мураками. В “Ки’но” как будто сам автор подробно описывает однажды созданный им образ.

Обычность

Обычный человек. Под словом “обычный” понимается ничем не примечательный, незаметный человек, “вещь в себе”. Не вполне ясно, что он чувствует, о чем думает, что его волнует, что радует. Он ни плох, ни хорош. Он обычен, как гладь тихого пруда в летний безветренный день.

– Тут у тебя спокойно, чисто, тихо – прямо под стать тебе.

И тут кстати или не очень всплывает в памяти поговорка о том, кто водится в тихих прудах, но вот смысл ее начинает играть чуть иначе…

– …Однако в нашем мире бывает так, что недостаточно лишь не делать неправильных действий. Есть те, кто использует такую пустоту, как лазейку. Вы понимаете, о чем я?

– Вы хотите сказать, сложность возникла не потому, что я сделал что-то неверно, а потому, что не сделал что-то верное?

Шкатулка с секретом. Гладкий отполированный прямоугольник темного дерева – ни щелочки, ни стыка, ни замочной скважины или навеса, намекающего на место, где можно заглянуть внутрь и рассмотреть содержимое. С таким человеком нелегко. И любить его тоже сложно. С ним все время такое ощущение, как будто

«Пуговицы застегнуты на разные стороны».

Нельзя защититься от жизни

Жизнь – такая штука, что просто невозможно сохранять нейтралитет без ущерба для своей целостности, это создает пустоты внутри нас. Как в рассказе “Yesterday” Эрика Курия привела пример о наращивании колец жизни у дерева: ты не можешь наращивать кольца жизни без каких-то потрясений и рисков, которые сопровождают нашу жизнь. И ставить все на одну карту, даже при том, что она окажется битой – не так уж плохо. Нельзя защититься от жизни такой, как она есть, со всеми ее шероховатостями и несуразностями.

Человек сотворен, чтобы быть открытым и открывать других, находить замки, смазывать петли, запускать свежий западный ветер внутрь себя. А без этого от жизни откалываются целые куски.

Иногда нам кажется, что испытания, разочарования и боль откалывают от нас куски, делают нас бесконечно одинокими, но оказывается это совсем не так или не совсем так.

«Тебе ведь было больно? Хоть немного?»
«Да, – выдержав паузу, ответил он. – Я же человек. Когда мне делают больно, мне больно», – ответил Кино. Но это неправда. По меньшей мере наполовину ложь. «Когда мне следовало принять эту боль, я принял ее недостаточно, – признался Кино. – Когда мне следовало прочувствовать ее, я подавил в себе важные чувства. Потому что не хотел принимать ее в глубину своей души. Я избегал столкновения с правдой лицом к лицу, и так мое сердце, утратив свое нутро, опустело. Змеи завладели им и собираются хранить там свои сердца – отбивающие леденящий пульс».

Душа

Человек живет изнутри наружу, не только внутри  и не просто снаружи. И душа, как мост, между внешним и внутреннем. Мост, который должен быть закреплен с обоих концов. Поэтому крайне важно найти на земле то, что будет носить образ твоей души. Нечто вполне осязаемое, из плоти и крови.

«Не отводи глаз, смотри прямо на меня, – шептал кто-то на самое ухо. – Ведь это я – облик твоей души».
Первый летний ветерок мягко покачивал ветви ивы. В темной каморке на задворках души Кино чья-то теплая рука тянулась к его руке. Кино, не открывая крепко зажмуренных глаз, представлял тепло кожи, мягкое нутро. То, о чем он долго не помнил, с чем надолго был разлучен. «Да, мне больно. И очень сильно больно», – сказал Кино сам себе. И заплакал. У окна тесной, сумрачной комнаты.
А дождь лил без устали, напитывая землю холодящей влагой.

Рубрика: читаю (проза). Метки: , . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)