читательская лихорадка и сто лет одиночества

642522

Читательская лихорадка – состояние, преследующее меня с детства. Оно сродни малярии, которая, по слухам (опять же почерпнутым из книг) остается блуждать в крови человека, грозя рецидивом при “благоприятных” условиях.

Возбудитель читательской лихорадки, как вы понимаете, книга. Обязательно хорошая книга. Не полезная, а именно хорошая, обладающая ускорением, способностью преодолеть здравый смысл в виде жизненных взглядов, принципов и тому подобных вещей. Что ни говори, чтение хорошей книги – это страсть в чистом виде, иногда темная и иррациональная.

Проявляется читательская лихорадка в выпадении из реальности, из повседневных дел, обязанностей и не оставляет ровно до того момента, пока книга не будет прочитана. Такие первичные потребности человека, как сон, еда и т.д. отодвигаются на очень задний план. Точнее, начинается некое сомнабулическое состояние, в котором возможно только одно единственное действие – чтение.

И такая штука приключилась со мной и “Сто лет одиночества” Г.Г. Маркеса. Довольно неожиданно, потому что два уважаемых мной человека выразили полярные мнения об этом романе. Это заинтриговало настолько, что я решилась составить собственное мнение. И вот.

История одной семьи (и еще немного о книгах)

2 вечера и несколько рабочих часов понадобились на прочтение “Ста лет одиночества”. Это меня немного озадачило и дело даже не в содержании книги. Я в чистом виде Кэрролловская Алиса, которая считала, что “книжка без картинок, ну или хотя бы без разговоров – книжка не интересная”. Картинки мне не нужны, а вот без разговоров никуда. Я плохо воспринимаю сплошные тексты, статьи в журналах, длинные эссе-размышления.

В “Сто лет одиночества” меня унесла бешеная динамика событий, сумасбродство и одержимость утопическими идеями какого-то нереального уровня. Какие диалоги? На них просто нет времени.

Книги, как и люди, отличаются тем, что никогда не получается до конца “раскусить” и разложить на детальки свое отношение к ним. Симпатия может возникнуть внезапно и без объяснений, как и отвращение.

Необычная история и взаимоотношения нескольких поколений семьи Буэндиа. Читая, никак не могла отделаться от мысли, что передо мной в сжатом масштабе одной семьи развернута история человечества. История потомков Адама и Евы, которые пустились не совсем по своей воле в трудное путешествие длиной в много тысяч лет, и чьи потомки до сих пор продолжают влачить жалкое существование его, двигаясь к неизбежному концу. Конец семьи Буэндиа с поразительной точностью был предсказан старым Мелькиадесом. Конец потомков Адама и Евы – в совсем других писаниях, которые многие до сих пор силятся расшифровать.

Взаимоотношения между членами семьи Буэндиа, их неистовая и необузданная сексуальная энергия, нравы жителей Маконды, не покоробили мои религиозные чувства, кои, несомненно, имеются. С несколько отстраненным интересом бледной и захудалой аристократки Фернанды я наблюдала за животными инстинктами, бьющими направо и налево в странные цели из упругих и мускулистых тел жителей Макондо.

Все это сексуальное многоцветие натолкнуло меня на размышление о допотопном периоде, в некотором смысле “периоде невинности”. Ведь, как писал апостол Павел:

Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай.
(Рим.7:7)

Вот поэтому, не знающие запретов, жители Макондо активно вступают в беспорядочные сексуальные связи, не чувствуя себя сколько-нибудь не комильфо. В то же время нельзя сказать, что они вовсе лишены понятий добра и зла. Собственно, вина за совершенное зло и погнала родоначальника семьи Буэндиа – Хосе Аркадио – в долгое и опасное странствие, длиной в 100 лет одиночества…

Конечно, психоаналитик обратил бы внимание на стремление юных мальчиков обладать женщинами, годящимися им в матери и… даже в бабушки. Но это так… мелочи, так сказать, жизни.

Намного более интересной мне кажется одержимость членов семьи Буэндиа какими-то идеями. Будь то недопущение рождения ребенка со свиным хвостом или добыча золота при помощи алхимии или война (точнее, 32 войны) за неизвестные идеалы. Исступление, с которым все Буэндиа, добиваются поставленных целей или желаний, граничит с помешательством. А еще способность с места в карьер разворачиваться с проторенной своими же потом и кровью колеи на 180 градусов и такими же рвением, потом и кровью прокладывать новую.

Меня ошеломляет бушующая в жилах семьи Буэндиа темная, почти первобытная, жизненная сила, которую не может описать сухое словосочетание “воля к жизни”.

А еще интересно то, что гораздо больше отвращения вызывает во мне пришлая благопристойная Фернанда дель Карпио, которую с таким упорством на свою голову искал, Аурелиано Второй. Не зря, не зря Иисус Христос называл змеиными отродьями именно фарисеев и законников, других случаев гнева с Его стороны в Евангелиях я не припомню. Вроде все правильно Фернанда понимает, а вот… противна она гораздо более, чем, скажем, любовница ее мужа – мулатка с желтоватыми глазами пантеры. И великодушия в ней, правоверной католичке, много меньше, равно как и любви.

Странно все это…

Так или иначе, история нескольких поколений этой семьи доказывает всем известную истину о том, что нет ничего нового под солнцем и все возвращается на круги своя. Движение по кругу, это движение по нисходящей спирали. Именно так – сверху вниз, от рассвета до заката. В одиночестве.

Одиночество.

Одиночество – лейтмотив романа, четко обозначенный в названии.

Это, конечно, интересно. При всей интенсивности общения и дел семьи Буэндиа, они отмечены печатью одиночества от утробы матери. Одиноки мужчины и женщины, дети и старики, жены и мужья, любовники, одиноки умные и не очень, замкнутые и общительные, открывают в себе бездонные источники одиночества и те, кто приходит в семью Буэндиа со стороны.

Выходит, одиночество – это что-то немного иное, чем мы привыкли думать? В огромной, многолюдной и сплоченной семье Буэндиа одиночество выпирает из всех углов и дышит в каждой чашке, занавеске и взгляде ребенка. Их одиночество выглядит какой-то неисцелимой формой отверженности от… самих себя и от Бога (что, в сущности, одно и то же).

Кто знает, может быть, в назначенный час именно одиночество ураганным порывом стерло с лица земли Макондо, последнего потомка Буэндиа, и всякую память об их славном роде?..

Опубликовано читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)