Город и звезды. Артур Кларк

arthur-c-clarke-the_city_and_the_stars_hardcover

Предисловие

Когда я читала рекомендацию, как писать отзывы на книги, то одним из пунктов было: никому неинтересны обстоятельства жизни, побудившие вас читать эту книгу. Человек хочет узнать о самой книге, не о вас. Что ж… может быть, может быть. Но я всегда нарушаю это правило, в конце концов, у меня не совсем читательский блог или, точнее, совсем НЕ читательский блог.

Итак… я довольно трудно схожусь с людьми, но если уж человек мне понравился, то от осторожности не остается следа, и все тщательно запертые двери и окна гостеприимно распахиваются. Памятуя о том, что люди, как книги, замечаю, что с книгами получается точно также.

Мне дается больших усилий, преодолеть барьер и начать чтение новой книги. Должен быть какой-то побудительный момент – статья любимого книжного блогера или совет друга, пришедшийся кстати. “Город и звезды” снабдили ремаркой “тебе скорее всего не понравится”, а поскольку во мне развито чувство противоречия, сильно захотелось узнать, так это или нет.

Так началось мое знакомство с сэром Артуром Кларком и его повестью “Город и звезды”. Во время чтения то и дело всплывали ассоциации с “Градом обреченным”, “За миллиард лет до конца света” братьев Стругацких и даже (что может показаться странным) “Властелином колец” Толкина. Однако, несмотря на параллели, “Город и звезды” книга самобытная и особенная.

“Город и звезды” подкупает не столько интересным сюжетом, сколько вопросами-размышлениями. Скажем, о смерти и бессмертии. Почти всю историю человечества вопрос смерти стоял перед людьми особенно остро. Нам трудно примириться с самим фактом смерти – это нечто противоестественное для нашего сознания, несмотря на резонные доводы о том, что смерть – это часть жизни.

А что такое бессмертие для человека здесь, на земле? Бесконечная череда лет? Такое ли это благо?

Диаспар

Город Диаспар решил эту проблему – проблему смерти, старения, тления. Кларк здорово и подробно описал жизнь в этом “идеальном” городе. Это абсолютный комфорт: каждый занимается тем, чем захочет,  работать нет необходимости – все делают невидимые машины. Здесь нет смерти, но, значит, нет и рождения. Продолжение рода, как естественное завершение любви между мужчиной и женщиной, упразднено. Люди не знают родительской любви. Да и вообще, сам город какой-то… виртуальный. А привкус жизни синтетический: как мебель, одежда, дома, еда, да и сами жители Диаспара синтезируются из банков памяти и туда же возвращаются, чтобы через много поколений возродиться опять, сохранив память о прежних жизнях.

Создатели Диаспара смогли преодолеть не только проблему смерти, но и изъять из генетического кода человека страсти, пылкость, которые слишком часто служили недобрую службу. А еще они изъяли из сознания горожан то, что приносит самые большие неприятности – окружающий мир, по легендам окружающий мир не просто враждебен, он вымер. Итак, мы имеем последних из могикан стерильное общество, огражденное создателями от… жизни.

Одиночка

Еще одна тема, идущая красной нитью, сквозь “Город и звезды”, старая, как мир, но от этого не утратившая актуальность, – как и откуда появляются люди не такие как все.  Я понимаю, что очень грешу объемностью размышлений и ремарок, но как тут не коснуться пресловутого “не такой, как все”. Все хотят быть не такими, как все, многие из кожи вон лезут: то волосы сиреневым покрасят, то оденутся вычурно, то нарочито нехорошо ведут себя, не подозревая о том, что это как раз проявление “обычности”.

Но, поскольку, человек живет изнутри наружу, то и необычность коренится именно там. Историк Лев Гумилев (сын великих поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой) называл таких людей пассионариями (от слова passion – страсть), он разработал целую теорию пассионарности, которая бы объясняла глобальные исторические процессы, развитие цивилизаций, народов. Эта теория объясняет многое из того, что хотел сказать, как мне кажется, Артур Кларк, да и вообще интересна сама по себе простому человеку:

…по Гумилеву имеются три категории людей: пассионарии, гармоничные особи, субпассионарии. У пассионариев энергетика избыточна. Причем  это не имеет отношения к морали, идеологии, даже к таланту, есть лишь градации пассионарности-энергетики. В любом случае, пассионарий совершает поступки, выходящие за грань биологического инстинкта самосохранения. Пассионарий может быть воином, политиком, ученым, художником, писателем, террористом, просто неудачником (как герои Шукшина – «чудики»).

У гармоничного человека пассионарность и биологический инстинкт уравновешивают друг друга. Такой индивид (если есть соответствующий талант и школа) в хороших условиях может стать даже отличным художником, композитором и т.д. При одном условии – если за это платят. Если нет – он займется каким либо другим делом, пусть менее творческим, зато более прибыльным (посокрушавшись, конечно).

Субпассионарий же ни на что полезное не способен. Биологические импульсы – первичные реакции (похоть, злоба, лень) намного превосходят энергетику. Типичные субпассионарии – бродяги, наемники, проститутки. Хотя, разумеется, они могут проявлять свои таланты и в иных сферах. Современную эпоху, кстати, характеризует накопление таких типов в верхах общества.

Алексей Фанталов

Так вот, Элвин – в чистом виде пассионарий, человек, который задает вопросы, который чувствует внутри себя нечто такое… необычное, стремление к неведомому, и это томит его, а также побуждает думать-думать-думать и искать, настойчиво, неотступно (ох, какое замечательное и сильное слово…) И мы уже знаем, что ищущий находит, а стучащему отворяют.

Именно об этом в первую очередь для меня эта книга: о городе Диаспаре и человеке-не-таком-как-все. А еще о неизбежном одиночестве такого человека даже в кругу близких ему людей. Мне как-то очень запомнилась фраза из объемного труда Льва Гумилева:  неизбежно вытеснение пассионариев на края ареала (предела обитания этноса). Такие одиночки неизбежно столкнутся с центробежной силой, которая всегда будет их выталкивать за пределы…

Posted in читаю (проза). Tags: . Bookmark the permalink.

2 отзывов на Город и звезды. Артур Кларк

  1. Ирина says:

    Нынешние времена замечательны тем, что очень уверенно извращают само понятие “необычный человек”. Испокон веков необыкновенным считался тот, кто умеет делать что-то особенное ( Моцарт, Пушкин), и у других так не получится, как бы они ни напрягались; необыкновенных были единицы. А теперь детям с пелёнок внушают, что они особенные, потом интернет начинает поддакивать: у тебя получится, ты этого достоин. Ну конечно. Каждый желающий может написать новую “Войну и мир”, а в перерывах – новую “Девочку с персиками”, стоит только осознать, что это твоя истинная цель, а там Вселенная поможет, никуда не денется. Только почему-то мы не наблюдаем ни нового Толстого, ни нового Серова. Видать, большие проблемы у человечества с истинной пассионарностью.

    • yuol yuol says:

      Ира, как Вы правильно заметили, пассионарии – явление достаточно редкое… Приведу еще одну цитату:
      Пассионариев в составе этноса всегда меньшинство, но они составляют тот стержень, на котором держится вся этническая система. «Это мотор, который всё двигает». Конечно, писал Гумилёв, пассионарность является отклонением от видовой нормы, это, вероятно, мутация, но мутация маленькая, не приводящая к патологии. Хотя нормальные люди (которые считают, что если уж рисковать жизнью, то за большие деньги) часто называют пассионариев фанатиками и сумасшедшими.

      Гумилёв вспоминал, что когда он впервые выступил с описанием этого феномена, то его сразу же обругали в журнале «Вопросы истории» и обвинили в отходе от материализма. А потом вызвали на редколлегию и спросили: «Что это за качество, которое вы называете «пассионарность», и которое мешает людям устраивать свою жизнь наилучшим образом?

      Я им стал объяснять – долго, научно. Вижу – ни бум-бум не понимает эта редколлегия.

      Мне говорят: «Ну, ладно, хватит, хватит», – мол, не умеете объяснять.

      «Нет, сейчас, минутку! Поймите, не все люди шкурники! Есть люди, которые искренне и бескорыстно ценят свой идеал и ради него готовы пожертвовать жизнью. И если бы этого не было, то вся история пошла бы по-иному!»

      Они говорят: «А, это оптимизм. Это хорошо»…”

      Ведь какой показательный диалог в свете этой же самой теории…

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)