искусство и действительность

Опыт вообще всегда отстает от предвосхищения. Но  дело не  только  в  опыте,  отстающем  от  предвосхищения;  дело  в различиях  между искусством и действительностью.
Одно из них состоит в том, что  в  искусстве достижима – благодаря  свойствам  самого материала – та степень  лиризма,  физического  эквивалента  которому  в  реальном  мире  не существует.  Точно  таким  же  образом  не  оказывается  в  реальном мире  и эквивалента  трагическому  в  искусстве,  которое  – трагическое  – суть оборотная  сторона  лиризма  –  или следующая  за  ним  ступень.
Сколь  бы драматичен  ни  был непосредственный опыт  человека, он всегда перекрывается опытом инструмента. Поэт же есть  комбинация инструмента с человеком в одном лице,  с  постепенным  преобладанием  первого  над  вторым.  Ощущение  этого преобладания ответственно за тембр, осознание его – за судьбу.

Иосиф Бродский, “Поэт и проза”

Вот что меня всегда интересовало – почему в жизни никогда не происходит то, что описано в книгах, стихах? Выходит, поэты и писатели – самые что ни на есть фантазеры-мечтатели, рисующие в нашем воображении то, чего никогда не может быть в действительности, заставляющие искать и верить в возможность таких отношений, людей? Правда, не совсем было понятно, зачем они это делают. Потому что это достаточно больно – верить, а потом узнать, что верил напрасно. Так что вера – занятие ответственное и, порой, совершенно небезопасное.

Иосиф Бродский показал совсем иной взгляд на этот вопрос – “дело в различиях между искусством и действительностью”. Я человек совершенно непросвещенный в области литературоведения, языкознания, поэтому, наверное, меня так будоражат мысли, высказываемые Бродским, кажутся чем-то новым, необыкновенным…

 Отбрасывание лишнего, само по  себе,  есть первый крик поэзии – начало преобладания  звука  над  действительностью,  сущности  над  существованием: источник трагедийного сознания.

Поэзия это  не “лучшие  слова в лучшем  порядке”,  это – высшая  форма существования  языка.  …В идеале же – это именно отрицание языком своей массы и законов тяготения, это устремление языка вверх  – или в сторону –  к  тому началу, в котором было Слово.

Насколько я понимаю, он считает, что разрыв между искусством и действительностью является ничем иным, как преобладанием звука (слова) над действительностью. Не уход/побег от действительности из слабости (как считают многие и многие), а именно преобладание.

Конечно, не очень пока понятно, в чем конкретно состоит это преобладание, почему ключевым моментом этого преобладания является трагедия (трагедийное сознание), как следующая ступень после лиризма?

В общем, много непонятного, а, может, и неправильно понятого, но зато ужасно интересно.

Рубрика: о творчестве, читаю (проза). Метки: , , . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)