кадзуо исигуро. остаток дня (часть 1. о выборе)

ishiguro_012_3931

Вечер – лучшее время суток.

“Остаток дня”, Кадзуо Исигуро

Давно я собиралась познакомиться с творчеством британского писателя японского происхождения (само по себе уже это интригует) Кадзуо Исигуро. За роман “Остаток дня” Кадзуо Исигуро был удостоен престижной Букеровской премии. И вот, наконец, звезды сошлись: выходные, кресло-качалка и роман “Остаток дня”.

Отдаю себе отчет, что повествование, сосредоточенное на первый взгляд целиком и полностью на особенностях практически полностью утраченной в наши дни профессии дворецкого, может показаться вязким и скучным. Однако атмосфера, которую создает роман “Остаток дня”, меня захватила, и течение событий романа неспешно, но властно увлекло за собой. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что событий на весь роман нет так уж и много.

Больше всего в книгах меня привлекает то действие, мыслительный процесс, который начинается после прочтения: чем он интенсивнее – тем лучше книга. “Остаток дня” – оставил во мне ворох мыслей, вопросов.

Повествование ведется от лица дворецкого некогда большого дома Дарлингтон-холла, ему что-то около 60. Мне не трудно было представить атмосферу романа, т.к. относительно недавно посмотрела все сезоны британского сериала “Аббатство Даунтон”, где как раз описывается период конца 19 – середины 20 века, и дворецкий Чарльз Карсон очень похож на главного персонажа романа “Остаток дня” – мистера Стивенса.

Образ жизни – служение.

Мистер Стивенс (в отличие от того же Чарльза Карсона) – потомственный дворецкий, Слуга с большой буквы, о нем можно смело сказать: “служение у него в крови”. Его образ мысли полностью настроен и подчинен выбранной стезе. Он больше, чем профессионал высокого класса. Дворецкий – это не просто его профессия, это вся его жизнь.

Он не просто механически выполняет возложенные на него обязанности, он думает и работает над самой сущностью профессии дворецкого, о таких ее составляющих, как “достоинство, отвечающее занимаемому им положению” и преданность:

…если дворецкий хочет представлять собой хоть какую-то ценность, не важно, для кого или для чего, обязательно наступает время, когда он должен остановиться и сказать самому себе: «Этот хозяин олицетворяет все, что я считаю благородным и достойным восхищения. Отныне я всего себя отдаю ему в услужение»

Выбор и его последствия.

Нельзя же всю жизнь думать только о том, что могло бы быть. Пора понять, что жизнь у тебя не хуже, чем у других, а может, и лучше, и сказать спасибо.

Так что, выходит, мистер Стивенс – счастливчик? Ведь далеко не каждому выпадает найти дело своей жизни и, более того, преуспеть в нем. Вот тут-то и начинается загвоздка. Посвящение чему (кому)-либо подразумевает полное отделение и отдача физических и моральных сил. Посвящение – это зашоренность ко всему, кроме выбранного предмета служения.

Мистер Стивенс сделал свой выбор в пользу профессии дворецкого. Поэтому он словно бы не замечал влюбленную в него долгие годы женщину, не замечал своих собственных чувств, выходящих за пределы очерченных им жестких границ. Потому что, к сожалению или к счастью, дважды “всего себя отдать в услужение” невозможно. Мистер Стивенс понимает это лучше, чем кто бы то ни было:

Я отдал все, что у меня было. Я все отдал лорду Дарлингтону.

Кто-то скажет, что в вечер своего жизненного пути, взирая на предстоящий ему “остаток дня”, мистер Стивенс с горечью и сожалением оглядывается на пройденный путь. Ощущает ли он себя человеком, вложившим весь свой капитал в банк, который прогорел? Я так не думаю. И не считаю (как многие) роман “Остаток дня” грустной иронией над “маленьким” человеком, пропустившим что-то на самом деле важное в своей жизни.

На мой взгляд Кадзуо Исигуро пишет о человеке, который, как и его хозяин, лорд Дарлингтон, на свой лад сделал самый важный выбор в своей жизни и неукоснительно следовал ему всю жизнь:

– Лорд Дарлингтон был неплохим человеком. Совсем неплохим. И он хотя бы имел преимущество – мог в конце жизни сказать, что сам виноват в собственных ошибках. Его светлость был человеком отважным. Он выбрал в жизни свой путь, как потом оказалось, неверный, но выбрал сам, уж это, по крайней мере, он мог утверждать. А я – я даже этого не могу про себя сказать. Я, понимаете, верил. Верил в мудрость его светлости. Все годы службы я верил, что приношу пользу. А теперь я даже не имею права сказать, что сам виноват в своих ошибках. Вот и приходится задаваться вопросом – а много ли в этом достоинства?

Даже не смотря на то, что мистер Стивенс сомневается в том, что всю жизнь жил “своим” умом, он сделал свой выбор и следовал ему до конца.

Сомнение престарелого дворецкого в выбранной им судьбе коренится, на мой взгляд, в глубоком вопросе, который не раз и не два затрагивали братья Стругацкие. Условно говоря, его можно обозначить цитатой из “Улитки на склоне”:

“Думать — это не развлечение, а обязанность” со знаком вопроса.

но поскольку тема эта довольно обширна, продолжу ее завтра.

Рубрика: читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)