Крейцерова соната. Лев Толстой (часть 2)

крейцерова соната1

Нашел я, что женщина горше смерти: она — силок, ее сердце — сеть, и руки ее — оковы. Кто угоден Богу, ускользнет от нее, а грешник будет пойман ею.

А вот что искала душа моя и не сумела найти: из тысячи нашел я одного мужчину, но женщины — ни одной.

Книга Екклесиаста или Проповедника 7:26, 28

Современная женщина возмутится до глубины души и воспылает праведным гневом, услышав (прочитав) такие строки. Юноша – не поверит. А зрелый мужчина невесело ухмыльнется.

Думаю, не стоит торопиться и кидать помидоры камни в Соломона – все-таки мудрейшего среди людей или в Льва Николаевича, обвиняя их в мужском шовинизме.

Женщины

Женщины это, конечно, что-то с чем-то… Живем мы, преимущественно опираясь на самую ненадежную и нестабильную часть всей человеческой организации – эмоции. Эмоции у нас обычно вкривь и вкось, а мозг плетется далеко позади, не успевая фиксировать и осознавать происходящее. От этого в голове у нас очень часто полнейший бардак.

А еще эта дурацкая способность пулеметными очередями выдавать слова на высокой ноте, стараясь свалить все темы в одну кучу и хорошенько перемешать. Или, например, молча плакать, обезоруживая и одновременно приводя в бешенство (от бессилия) несчастного мужчину – ведь он приготовил кучу логичных аргументов, а тут удар ниже пояса.

Я искренне рада, что я не мужчина. Очень им сочувствую и ни за какие коврижки не захотела бы оказаться на их месте. Любить женщину – это настоящая каторга тяжелое испытание.

Не буду отрицать, что бывают женщины, у которых в голове порядок, а эмоции идут вслед за мыслями и никак не наоборот, но это, скорее, исключения. И даже у таких экземпляров бывают сбои, как говорится “и на старуху бывает проруха”.

Толстой, повидав за свою долгую жизнь немало женщин, имея за плечами долгий брак с не самой худшей представительницей слабого пола, считал, что образование, праздная жизнь, гуманистический уклад современного общества, контрацепция – то, что приносит один лишь вред.

И это не вопрос дискриминации, а взгляда общества на женщину, как предмет наслаждения мужчин.

Толкуют о каком-то новом женском образовании. Все пустые слова: образование женщины точно такое, какое должно быть при существующем не притворном, а истинном всеобщем взгляде на женщину.

Освобождают женщину на курсах и в палатах, а смотрят на нее как на предмет наслаждения… Гимназии и курсы не могут изменить этого. Изменить это может только перемена взгляда мужчин на женщин и женщин самих на себя. Переменится это только тогда, когда женщина будет считать высшим положением положение девственницы, а не так, как теперь, высшее состояние человека – стыдом, позором. Пока же этого нет, идеал всякой девушки, какое бы ни было ее образование, будет все-таки тот, чтобы привлечь к себе как можно больше мужчин, как можно больше самцов, с тем чтобы иметь возможность выбора.   А то, что одна побольше знает математики, а другая умеет играть на арфе, – это ничего не изменит. Женщина счастлива и достигает всего, чего она может желать, когда она обворожит мужчину. И потому главная задача женщины – уметь обвораживать его. Так это было и будет. Так это в девичьей жизни в нашем мире, так продолжается и в замужней. В девичьей жизни это нужно для выбора, в замужней – для властвованья над мужем.

Л.Н. Толстой, “Крейцерова соната”

Конечно, мнение Толстого в реалиях современного мира кажется утопичным, но большая доля правды в этом есть.

Мужчины

К мужчинам Лев Николаевич строг не менее, а в чем-то даже более. Эпиграфом к “Крейцеровой сонате” Толстой поставил два места из Евангелия:

А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.
(Матфея V, 28)

«Если мужчина должен так относиться к женитьбе, тогда лучше не жениться!» — говорят Ему ученики.
«Не все могут принять то, что Я сказал, а только те, кому это дано, — ответил Он… есть и такие, кто не
женятся ради Царства Небес. Тот, кто может принять, пусть примет!»

(Матфея XIX, 10, 11, 12)

В дальнейшем повествовании Толстой последовательно разбирает и ищет причины такого явления, как “блуд” – неудержимого и неконтролируемого полового желания.

… быть блудником есть физическое состояние, подобное состоянию морфиниста, пьяницы, курильщика. Как морфинист, пьяница, курильщик уже не нормальный человек, так и человек, познавший нескольких женщин для своего удовольствия, уже не нормальный, а испорченный навсегда человек – блудник. Как пьяницу и морфиниста можно узнать тотчас же по лицу, по приемам, точно так же и блудника. Блудник может воздерживаться, бороться; но простого, ясного, чистого отношения к женщине, братского, у него уже никогда не будет. По тому, как он взглянет, оглядит молодую женщину, сейчас можно узнать блудника. И я стал блудником и остался таким, и это-то и погубило меня.

Л.Н. Толстой, “Крейцерова соната”

Конечно, в наше время подобная “проблема” кажется надуманной, навязанной религией. Кстати, Толстой активно об этом говорит, критикуя все укрепляющийся взгляд, что половое влечение ни в коем случае нельзя сдерживать, т.к. это вредно для здоровья.

В каком-то смысле, возможно, своеобразное отношение к женщинам у Толстого вытекало из вот этой неразрешимой проблемы – даже если захотел бы обойтись иной мужчина без женщины, так нет же, никак не выходит. Чего стоит полный боли и отчаяния монолог Андрея Болконского о женитьбе. Но далеко не каждый мужчина может принять и вместить в себя то, о чем говорил Иисус Христос.

Любовь

Тема любви в “Крейцеровой сонате” остается под большим-большим вопросом. Толстой очень точно описывает причину женских адюльтеров:

…ее воспитали в том, что есть в мире только одно достойное внимания – любовь. Она вышла замуж, получила кое-что из этой любви, но не только далеко не то, что обещалось, что ожидалось, но и много разочарований, страданий и тут же неожиданную муку – детей! Мука эта истомила ее. И вот благодаря услужливым докторам она узнала, что можно обойтись и без детей. Она обрадовалась, испытала это и ожила опять для одного того, что она знала, – для любви. Но любовь с огаженным и ревностью и всякой злостью мужем была уже не то. Ей стала представляться какая-то другая, чистенькая, новенькая любовь, по крайней мере, я так думал про нее. И вот она стала оглядываться, как будто ожидая чего-то. Я видел это и не мог не тревожиться.

P.S. Вот уже вторую неделю я нахожусь под сильным впечатлением от “Крейцеровой сонаты”, возвращаюсь мысленно к вопросам, заданным Львом Николаевичем, не потому что не имею на них ответ. Здесь что-то другое…

Рубрика: между мужчиной и женщиной (эрос), читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)