Мартин Иден. Джек Лондон (часть 1)

martin-eden

Нового рая он не обрел, а теперь нет возврата и к старому.

“Мартин Иден”, Джек Лондон

Джек Лондон знаком мне был только по одному рассказу, прочитанному в детстве в рамках внеклассного чтения, “Белый клык”. Правда, еще я хорошо помню, что на полках с романами иностранных писателей, которые я читала запоями в детстве, стояла книга с названием на корешке “Мартин Иден”. Но после знакомства с “Белым клыком” я ожидала увидеть нечто подобное и в “Мартине Идене” (и ведь не сильно ошиблась), а тогда мне хотелось читать исключительно о любви, желательно со счастливым концом.

Человеческий гений, талант обладает удивительной способностью взять какое-то явление, очистить его от шелухи обыденности и представить перед миром, задавая вопросы: “Что это такое? Как ты на это смотришь? Что видишь?” Из-за этой особенности, мы стали считать, что творчество – это художественный вымысел, созданный исключительно для развлечения или отдыха от настоящей жизни. А на самом деле творчество призвано к тому, чтобы разбудить нас и сказать: “Эй, не хочешь ли узнать, какая она, настоящая жизнь?”

“Мартин Иден” – очень интересный роман. Во-первых, он автобиографичен, во-вторых, в нем затронута тема любви между мужчиной и женщиной в таком разрезе, в котором мы, нынешние, практически никогда на нее не смотрим, ну и, в-третьих, и это главное лично для меня, в “Мартине Идене” задается вопрос о предназначении человека.

Любовь

…в любви человеческий организм достигает высшей цели своего существования, в любви не должно сомневаться, ее надо принимать от жизни как величайшую награду.

Конечно же, любовь – это не мираж, не бабочки в животе, не страсть и не жертва. Любовь – это не уважение, не взаимопонимание и не семья, хотя любовь включает их в себя.

На мой взгляд, любовь – это самая мощная творческая сила, она делает удивительные и невозможные вещи, она способна преодолеть ограничение расстояний, времени и даже смерти. Любовь открывает в человеке того, кем он был создан. И я понимаю, почему в каждом, абсолютно каждом человеке живет неистребимая жажда любви. Потому что мы были созданы для любви. Любовь – это единственно возможный способ жизни для человека.

С Мартином Иденом это произошло.

Любовь – это она совершила в нем переворот, неотесанного матроса пристрастила к книгам, сделала его художником, и оттого для Мартина она была прекрасней и выше учения, прекрасней и выше занятий искусством.

Вот тут то и пошло все кувырком… Там, где мы живем, во времени и пространстве, любовь может быть и наградой и наказанием.

Мартин полюбил не ту женщину. К сожалению и для него и для нее. А, может быть, они оба просто полюбили совсем не то, кем являлись их избранники?

Руфь Морз полюбила Мартина за его мужественность, за внутреннюю и внешнюю мужскую силу, чего она не встречала в мужчинах своего круга, но он не был только, грубо говоря, “доминирующим самцом”. Ведь главное, что он открыл для себя в самом себе, лежало далеко за пределами маскулинности. Она надеялась “причесать” неотесаность Мартина под обычаи и устои своего мира, ей льстило, что она причастна к его столь быстрому интеллектуальному преображению, но и не больше. Руфь не увидела в Мартине ни гения, ни таланта, ни необыкновенного масштаба его души.

То была извечная трагедия – когда ограниченность стремится наставлять на путь истинный ум широкий и чуждый предубеждений.

Мартин тоже полюбил в Руфи женщину, которой она не являлась.

Он увидел бледное воздушное создание с облаком золотистых волос и одухотворенным взглядом огромных голубых глаз. Он не заметил, что на ней надето, знал только, что одежда была такая же поразительная, как она сама. Хрупкий золотистый цветок на тоненьком стебле. Нет, дух, божество, богиня – земля не могла породить такую возвышенную красоту.

Но беда в том, что внутренне Руфь была самой обыкновенной, возможно, примитивной женщиной, абсолютно такой же, как и женщины, которых он знал. Он сам наделил ее всеми ангельскими и высокими свойствами, которых в ней не было. Руфь хотела семью, рожать детей, дом полную чашу – разве ее можно винить за это? Даже я со своей категоричностью не рискну это сделать…

И чем больше развивался и внутренне рос Мартин, тем очевиднее становилась пропасть между ним и Руфью. Вот уж ирония судьбы… Мартин хотел, занимаясь и развиваясь умственно, сократить сословное расстояние, разделявшее его с Руфью, мня его единственной преградой между ними. А на самом деле он раскопал настоящую бездну, которая разделила их навсегда.

Я думаю, даже если бы Руфь не бросила Мартина, как описано в романе, и вышла за него замуж, вряд ли их союз был счастливым.

В этом плане, конечно, любовь – самая великая загадка. Любили ли друг друга Мартин и Руфь? Скорее всего, да. Но были ли у них шансы быть счастливыми с самого начала? Вот в чем вопрос…

Вообще, получается, что в системе ценностей Мартина Идена любовь все-таки занимала первое место. Потому что именно разочарование в любви убило Мартина. И ничто другое: ни его дар, ни безграничные возможности и понимание мира, открывшиеся ему, не смогли заменить любви. Мартин умер совсем не тогда, когда цитировал строчки из Суинберна на борту парохода. Он умер гораздо раньше…

P.S. В голове вертится еще один вопрос: раз все так сложно, значит ли это, что счастливых историй любви нет, и в лучшем случае возможны лишь какие-то отдельные ее части в виде уважения, взаимопонимания, бабочек, в конце концов?.. После довольно долгого размышления я думаю так: если человек никогда не видел моря и многие-многие люди его не видели, это же не значит, что его нет.

читать часть 2

Опубликовано читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)