мир полудня. общество младших научных сотрудников

мир полудня

– Я – все понемножку, – сказал Мак. – Немножко химик, немножко физик…
– Немножко подпольщик, – сказал прокурор, благодушно смеясь.
– Очень немножко, – решительно сказал Мак.
– Немножко фокусник… – сказал прокурор.
Мак внимательно посмотрел на него.
– Немножко фантазер, – продолжил прокурор, – немножко авантюрист…
– Это уже не специальности, – возразил Мак. – Это, если угодно, просто свойства всякого порядочного ученого.
– И порядочного политика, – сказал прокурор.
– Редкостное сочетание слов, – заметил Мак.

“Обитаемый остров”, братья Стругацкие

Мир полудня настолько огромен, что у меня не хватило места и времени изложить все, что хотелось, в отзывах на 11 повестей цикла. Вот потихоньку достаю из запасников мысли и раскладываю их на полотне записей здесь в блоге. Когда на днях он поломался, я так сильно расстроилась, что стало даже немного не по себе от осознания собственной зависимости от кучки кодов да набора букв в безбрежных просторах интернета.

А потом пришло на память воспоминание из детства – такая коробочка, в которой хранились мои “делишки” (всякие блокнотики, тряпочки, побрякушки и даже старые мамины комбинации… сознаюсь, я использовала их как платья принцесс). Время от времени я доставала ее и раскладывала перед собой “делишки”, удовольствие заключалось в перебирании, рассматривании и примерке своих драгоценностей. Видимо, став старше, я сохранила эту привычку, только вместо коробочки теперь у меня есть блог (платья, как и мысли о принцессах и принцах на конях и без оных, безнадежно канули в Лету).

Знание ≠ мудрость

На прошлых выходных в разговоре с братом о мире полудня братьев Стругацких, он высказал мысль, что общество мира полудня имеет один существенный недостаток – это общество младших научных сотрудников. Каждый человек в мире полудня – ученый, даже учитель или ассенизатор все-таки прежде всего – ученый.

Высокий интеллектуальный уровень человека рассматривается как одна из обязательных характеристик гармоничной личности. Человек думающий, это и залог человечности и залог справедливости и прочих моральных качеств. Словно, если думать хорошенько, обязательно додумаешься до чего-то хорошего.

Правда многие русские классики считали иначе… и не только русские. Будучи сами людьми думающими, они восхищались глубокой мудростью русского народа (простого неученого русского мужика или бабы). Потому что мудрость – это не совсем знание, а знание еще не подразумевает мудрость.

Джон Буньян в своем “Путешествии пилигрима” описывая перипетии пути к Царству Небесному, с удивлением констатировал, что жена его, жившая простой и незамысловатой жизнью, в которой не было времени и места для глубоких размышлений, вперед него оказалась там, избежав многих и многих ошибок, совершенных им. Ее путь оказался проще и короче.

Кто знает, может, действительно “кто умножает познания, умножает скорбь”. Просто привычка думать на самом деле встроена в генетический код некоторых людей. Они и рады были бы избавиться от нее, но увы… Видимо это такая ноша, как горб у верблюда, или пожизненное клеймо, как пятна на леопардовой шкуре.

Оттепель

Читая повести из цикла “Мир полудня”, каким-то естественным образом в памяти возникла череда образов: Татьяна и Сергей Никитины (младшие научные сотрудники в каком-то химическом НИИ), многие поэты, композиторы, писатели времени, в котором жили братья Стругацкие – времени оттепели. Геннадий Шпаликов, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава, Иосиф Бродский, Юрий Визбор, Юлий Ким и многие, многие, многие другие… целая эпоха.

Круг общения братьев Стругацких во многом и был тем самым обществом младших научных сотрудников, в котором ученые были замечательными музыкантами, поэтами, певцами, драматургами… Сам Борис Стругацкий закончил мат-мех в ЛГУ, стал астрономом и… младшим научным сотрудником. А Аркадий Стругацкий был военным переводчиком с японского, а затем стал переводить средневековую японскую прозу.

Как-то так уж выходит, что из среды людей думающих появляются писатели, поэты, художники, ученые – люди разносторонние, ищущие, сомневающиеся. Именно в их среде рождаются пресловутые “неразрешимые этические вопросы”, понятие “человечности”, трудные и часто бесплодные поиски Бога и истины. Именно в них живет странная жажда узнать, что же находится за пределами естественного и обычного.

Не берусь оценить, что в данном случае лучше, а что хуже. Потому что с течением времени убеждаюсь, что есть вещи, которые не зависят от нас, они просто заложены в нашу суть.

А что теперь делаю я?.. Слушаю и читаю поэзию периода оттепели. Восхищаюсь и наслаждаюсь прекрасным мелодистом Сергеем Никитиным, который переложил на музыку великое множество замечательных стихов. И удивляюсь, как они с женой (у нее очень красивый голос), будучи настоящими химиками, стали не менее настоящими музыкантами.

Рубрика: читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)