письмо другу в сантьяго-де-компостелла

(до востребования)
Сантьяго-де-Компостелла,
Испания

Приветствую тебя, путешественник!

Да уж, наделал ты шума своим внезапным отъездом… Прошло уже больше 4 месяцев, а разговоры все не утихают. А все твоя дурацкая прямолинейность! Додумался же сказать: “Я уезжаю на поиски себя”. Ну сказал бы: “Еду к старенькой тете, чтобы скрасить ее одиночество на склоне лет” или еще что-то более “нормальное”, например: еду к невесте в Сыктывкар (мало ли откуда она у тебя образовалась). А теперь народ просто впал в состояние транса, а тебе хоть бы хны. Хотя, конечно, ты всегда был таким – тебя мало волновало так называемое общественное мнение.


Передаю тебе небольшие новости о нашем ближнем круге, надеюсь, ты в поисках себя, не потерял еще интерес к своим друзьям. Две недели назад у Леньки родился сын, назвали его Артемом. Гульнули мы на славу, отметили, так сказать, пополнение в нашем мужском коллективе! Ленька рад до смерти и теперь не умолкая рассказывает о своем сыне. Папаша из него получился хоть куда, и мы его на наших дружеских посиделках видим все реже. Так странно, как этот маленький пищащий красный комок, заполняет собой столько жизненного пространства. По-моему даже научные изыскания нашего, столь преданного науке, Леньку уже не так волнуют, как раньше.

Оксана выходит замуж… Я ее встретил по дороге в институт, она, наспех поздоровавшись, ни с того ни с сего с каким-то вызовом в голосе сказала:
– Через месяц я выхожу замуж!
– Ааа, поздравляю, – ошарашенно протянул я.
– А что прикажешь делать?! Ведь он уехал! Лучше уж синица в руках, чем журавль в небе, – тут ее голос задрожал, глаза наполнились слезами.
Я вообще, ты знаешь, не переношу женские слезы и такие дурацкие ситуации в принципе, поэтому сел в первый подъехавший автобус, который мне не был нужен, на прощание тронул ее за плечо и сказал:
– Да ладно, Оксан, все будет хорошо. – И почувствовал себя, как последний дурак. А она так и осталась стоять на остановке…
Синица, журавль – орнитологический музей прям какой-то, тьфу. Знаешь, отношения между людьми по сей день ставят меня в тупик – почему мы так часто встречаемся, дружим и живем не с теми, кто нам на самом деле нужен, а с теми, кто вовремя или, наоборот, невовремя оказался под рукой? А тот, с кем ты на самом деле хотел бы поговорить, да просто молча посидеть рядом, оказывается на таком далеком расстоянии, за тридевять земель. Дай Бог, если в тридевятом Царстве.

Вчера был у тебя на факультете, прости, сразу не получилось выбраться, как ты просил – в лаборатории у нас все пошло не так, как хотелось, эксперимент оказался неудачным, и я дневал и ночевал в институте. Потоптался я в вестибюле, потом спросил у молоденькой симпатичной студенточки, как найти кафедру (набрал в легкие побольше воздуха) иберо-романского языкознания. Ты бы видел ее глаза! Думаю, она слыхом не слыхивала о таком. Поэтому пришлось найти стенд с указателями и там осведомиться, где же находится ваша злополучная кафедра.

На кафедре на мою беду как раз было немало народу, преимущественно симпатичные девушки-аспирантки (эх, ну зачем я пошел на физ. тех.) Когда же я сказал, что пришел забрать материалы твоей научной работы, все сначала молча воззрились на меня, а затем наперебой стали спрашивать, где ты, как ты. Похоже, ты в этом цветнике пользовался приличной такой популярностью. И ведь ни слова не сказал, паразит эдакий, какие у вас весьма недурные женские экземпляры. Ты бы видел, с каким придыханием все о тебе спрашивали. Потом откуда-то на меня выплыла несколько дородная дама, схватила меня чуть ли не в охапку и учинила допрос с пристрастием, время от времени перебивая меня причитаниями типа:
– Ах, он подавал такие надежды, такой умница! Что ж вы, молодой человек, как друг на него не повлияли, ведь его ждало большое научное будущее.
В общем, я взмок как мышь под метлой, пока на кафедру не вошел твой научный руководитель Феликс Сигизмундович или Сигизмунд Феликсович (для меня все одно) и не положил конец моим страданиям.
– Мария Петровна, голубушка, что ж вы, право, загнали бедного молодого человека в угол и не даете ему опомнится? – насмешливо сощурив глаза, негромко сказал он.

По всей видимости у вас на кафедре он – непререкаемый авторитет, поскольку Мария Петровна, покраснев, мигом выпустила меня из своих клещей, а девицы кинулись чуть ли не в рассыпную. Интересно, какое влияние имеет этот невысокий худощавый седовласый старик. Теперь я понимаю, почему ты мне только о нем и рассказывал. Он завел меня в свой кабинет, посадил на стул, посмотрел внимательно из под кустистых бровей, а потом перевел взгляд за окно и, то ли мне, то ли куда-то вдаль, словно продложая начатый разговор, сказал:
– Константин сделал как раз правильный выбор и, возможно, самый главный в своей жизни… Передайте ему – я надеюсь, что его путь Сантьяго принесет ему то, чего он так ищет.
Материалы твоей работы он передал мне, я их прилагаю к письму, как и его слова.

Вот так, Костя, почему-то его слова задели меня за живое. Они бродят во мне как молодое вино, будоража и не давая уснуть ночами. Дочитал Голсуорси “Конец главы”, он, как и Ремарк – пишет о потерянном поколении, прошедшем через войну. О том, как на войне лишается смысла и ценности такое понятие, как человеческая жизнь. И молодые люди, цвет общества, вернувшись домой, уже не знают как жить и главное – ради чего. Ведь все, что раньше имело для них смысл – положение в обществе, деньги, карьера – теперь кажется да и на самом деле является чем-то ничтожным, пустой тратой времени. Так, война, обнажая бессмысленность человеческой жизни в ее “одобренном всеми” течении, не дает ничего взамен, оставляя человека на груде пепла.

Но я вот думаю, а чем мы, наше поколение, живущее в мире, отличается от тех, кто прошел через войну? Разве, если вдуматься хорошенько, мы не еще более потерянное поколение? Что наполняет нашу жизнь, ради чего и чем мы живем? По чьей (доброй ли?) воле мы явились в этот мир, и если она все же добра, то в чем она заключается для каждого конкретного человека? И коли так, то не наша ли святая обязанность даже перед самими собой – узнать ее и постараться исполнить? И разве не в этом будет заключаться счастье, которого мы все так ищем?..

Кто знает, может ты и прав, мой друг, решив все-таки узнать, что же находится там, за пределами замкнутого круга, именуемого всеми “успешная жизнь”. Время покажет…

Опубликовано проба пера. Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

2 отзывов на письмо другу в сантьяго-де-компостелла

  1. Stasevich пишет:

    Ох, как я доволен, что это свершилось и этот раздел блога обновился)
    Не зря друг выбрал именно эту точку на карте, занятное место, я даже про него не слышал до этого момента. Может научусь у тебя копать чуть глубже)

    • yuol yuol пишет:

      Спасибо)
      Да, копание – это то, в чем я себя более свободно чувствую по сравнению с написанием художественной прозы, разговоры то у меня никак не хотят разговариваться.
      А Сантьяго-де-Компостелла, да.. интересное место, мой нежный привет Пауло Коэльо.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)