Трудно быть богом. братья Стругацкие

трудно быть богом

— Я нашла одну книгу, отца Гура сочинение. Там про то, как благородный принц полюбил прекрасную, но дикую девушку из-за гор. Она была совсем дикая и думала, что он бог, и все-таки очень любила его. Потом их разлучили, и она умерла от горя.
— Это замечательная книга, — сказал Румата.
— Я даже плакала. Мне все время казалось, что это про нас с тобой.
— Да, это про нас с тобой. И вообще про всех людей, которые любят друг друга. Только нас не разлучат.

“Трудно быть богом”, братья Стругацкие

Бывают такие случаи, когда признать свою ошибку не только не зазорно, а даже радостно и приятно. Я с такой неохотой бралась за повесть братьев Стругацких “Трудно быть с богом”. Атмосфера средневековья, мерзости и низости людской, ужасная антисанитария и вонь немытых годами людских тел. Бррр… Полный набор всего, от чего я содрогаюсь и от чего хочется бежать без оглядки. Особенно после рецензии Stasevicha, довольно живо нарисовавшего всю эту “прелесть”.

Но все-таки я ошиблась и очень сильно. Я выпила “Трудно быть богом” одним долгим трехчасовым глотком. Даже хорошо, что так получилось, потому что закончить чтение цикла братьев Стругацких “Мир полудня” повестью “Трудно быть богом” – очень здорово. Это была правильная точка – и теперь я твердо могу сказать, что Стругацкие случились в моей жизни. Их мир мне близок и понятен. Я бесконечно рада, что такие люди рождаются на планете Земля, что они, не смотря ни на что, следуют своему призванию.

Грамотеи

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком.

Вера Полозкова, “Снова не мы”

Масштаб актуальности, глубины и разнообразия смыслов того или иного произведения творчества, подчас, недоступны пониманию их авторов. Читая повести Стругацких, я ясно понимала, что они писали о своем времени, решали какие-то свои задачи, но в то же самое время находила параллели с реалиями нашей жизни, моей собственной жизни. И эта реальность имеет выраженный горький и неприятный вкус. До тошноты.

Все, что хоть ненамного поднимается над средним серым уровнем, оказывается под угрозой. Вы слушайте, дон Кондор, это не эмоции, это факты! Если ты умен, образован, сомневаешься, говоришь непривычное — просто не пьешь вина наконец! — ты под угрозой.

Вопрос ведь не в том, носит эта “угроза” физический или иной характер, она была есть и будет. Природа человеческая в большинстве своем такова, что интересы наши не простираются дальше: поесть, попить, одеться, ах да…еще сексом заняться, чтоб на полную катушку, как в “Адюльтере”. Всех напрягают размышления, выходящие за пределы “нормальных” человеческих интересов. И это неизбежное ощущение гнетущего одиночества, если вдруг тебе не повезло быть нормальным… И когда видишь их, стоящими в глубочайшем меньшинстве,

Появляется ощущение свинцовой беспросветности, хочется пригорюниться и размышлять о том, как мы слабы и ничтожны перед обстоятельствами…

Эти бесконечно одинокие, загнанные, слабые и битые “грамотеи”, но сильные и непреклонные в следовании за своим призванием.

А по темной равнине королевства Арканарского, озаряемой заревами пожаров и искрами лучин, по дорогам и тропкам, изъеденные комарами, со сбитыми в кровь ногами, покрытые потом и пылью, измученные, перепуганные, убитые отчаянием, но твердые как сталь в своем единственном убеждении, бегут, идут, бредут, обходя заставы, сотни несчастных, объявленных вне закона за то, что они умеют и хотят лечить и учить свой изнуренный болезнями и погрязший в невежестве народ; за то, что они, подобно богам, создают из глины и камня вторую природу для украшения жизни не знающего красоты народа; за то, что они проникают в тайны природы, надеясь поставить эти тайны на службу своему неумелому, запуганному старинной чертовщиной народу… Беззащитные, добрые, непрактичные, далеко обогнавшие свой век…

В общем, все сложно… (в последнее время слишком часто я повторяю эту фразу)

Трудно быть богом

«Стисни зубы и помни, что ты замаскированный бог, что они не ведают, что творят, и почти никто из них не виноват, и потому ты должен быть терпеливым и терпимым…» Оказывается, что колодцы гуманизма в наших душах, казавшиеся на земле бездонными, иссякают с пугающей быстротой.

То, что так успешно пропихнул наивной Еве в Эдемском саду змей, на самом деле оказалось непосильным бременем для всех ее потомков. Потому что крайне трудно балансировать между такими похожими фразами: творить добро или его же насаждать.

Трудно, находясь на более высоком уровне развития, столкнувшись с дремучестью и невежеством человеческим, продолжать любить этих людей и оставлять им право свободной воли, прекрасно зная, что не сумеют они ею воспользоваться. Трудно видеть подлость, жестокость, насилие и продолжать безмолвно взирать свысока. Трудно верить в человечность, смотря в лицо серости и низости людской. Трудно быть терпимым, если те, кому ты пришел помогать, убили твою любовь…

Любовь

Тема любви делает нежной и бесконечно грустной эту жесткую и горькую историю. Братья Стругацкие нарисовали прекрасный женский образ, “даму своего сердца”. Такую женщину нельзя не любить

Ничего в ней особенного не было. Девчонка как девчонка, восемнадцать лет, курносенькая, отец помощник писца в суде, брат — сержант у штурмовиков. И замуж ее медлили брать, потому что была рыжая, а рыжих в Арканаре не жаловали. По той же причине была она на удивление тиха и застенчива, и ничего в ней не было от горластых, пышных мещанок, которые очень ценились во всех сословиях. Не была она похожа и на томных придворных красавиц, слишком рано и на всю жизнь познающих, в чем смысл женской доли. Но любить она умела, как любят сейчас на Земле, — спокойно и без оглядки…

….ты родилась на тысячу лет раньше своего срока. Добрая, верная, самоотверженная, бескорыстная… Такие, как ты, рождались во все эпохи кровавой истории наших планет. Ясные, чистые души, не знающие ненависти, не приемлющие жестокость. Жертвы. Бесполезные жертвы. Гораздо более бесполезные, чем Гур Сочинитель или Галилей. Потому что такие, как ты, даже не борцы. Чтобы быть борцом, нужно уметь ненавидеть, а как раз этого вы не умеете.

Почему-то самые прекрасные истории любви безнадежно коротки. Раньше я злилась и расстраивалась из-за этого, никак не могла понять, зачем авторы так поступают. А теперь понимаю… Такие женщины рождаются одна на миллион, а может, еще реже. Счастье, что они вообще приходят на эту землю. Она настолько ни на кого не похожа, что иногда кажется – таких женщин просто нет. Беззащитная и хрупкая, как мечта…

У бога не может быть слабых мест. А любовь делает самого бесстрашного героя слабым и уязвимым. И дон Румата не был богом, он был простым земным человеком, потерявшим самое дорогое.

Рубрика: читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)