улитка и ласточка

Ласточка, прошу,
от улитки передай:
“Скоро доберусь!”

Евгений Ю

По склону Фудзиямы ползет улитка. Долго ли, коротко ползет, неизвестно уже никому: ни улитке, ни тому, кто подал ей идею пуститься в это долгое и опасное путешествие. Тысячу осеней ползет и ползет улитка по склону Фудзиямы.

В начале пути улитка предпочитала ни с кем не знакомиться и не заговаривать, поскольку от природы была замкнута.

Путешествовать было легче весной и летом, когда всходила зеленая трава – по ней было намного приятнее и легче взбираться. А труднее всего зимой, когда наступали холода, тогда улитка забивалась под большой камень и тихонько спала до весны. Хотя сам подъем на гору улитка не ощущала, ведь из-за ее маленькой скорости крутизна пути была почти незаметна.

Хищники на улитку особо не покушались – спасала врожденная осторожность и крепкий панцирь, который к тому же был чудесной маскировкой и теплым домом. Можно сказать, улитка путешествовала, не выходя из дома. Когда становилось скучно или улитка уставала, вспоминая о прохладной роще, в которой родилась и жила со своими родичами у корня древнего дуба, она тихонько напевала себе под нос какой-то нехитрый мотив.

Много, много осеней прошло и вдруг страшно стало улитке: а вдруг нет на свете никакой Фудзиямы, никакой вершины, куда она так стремится подняться, вдруг она просто сумасшедшая и просто ползает по кругу в полном одиночестве? Остановилась тогда улитка, призадумалась-пригорюнилась. Вытянула шею насколько смогла и стала озираться по сторонам. И ахнула наша улитка: какая красота то вокруг. Солнце сияет, белые облака плывут по небу, и словно быстрая кисть рисует черной тушью на лазури небес надписи – это ласточки резвятся ранним утром, радуются новому дню.

– Ласточка, ласточка! – позвала улитка.

Одна из ласточек отделилась от своих подруг и села на камень рядом с улиткой.

– Здравствуй, улитка! Рада тебя видеть снова!

– О, ты меня знаешь? – удивилась улитка.

– Конечно, ведь много осеней ты ползешь на вершину Фудзи, мой прапрадед еще знал тебя. По тебе мы, ласточки, сверяем путь к вершине от своих гнезд у основания горы.

– Вот дела… А я то думала, что нет уж никакой вершины и Фудзиямы тоже нет.

Ласточка засмеялась и ее раздвоенный хвост затрепетал, как на ветру.

– Да о тебе даже легенды сложены, стихи и целые книги написаны, молва о тебе достигла мест далеко-далеко за пределами наших краев. Вот послушай:

Тихо, тихо ползи,
улитка, по склону Фудзи,
вверх, до самых высот!

Улитка была просто поражена. Никак не ожидала она такого поворота событий. Но весть ее немного успокоила – вершина Фудзиямы не приснилась ей.

– Ласточка, а ты бывала на вершине?

– Не всякая ласточка может добраться до вершины, не одна осень может на это потребоваться, но я хочу попробовать…

Улитка задумчиво пожевала листик травы, что как раз оказался рядом.

– Ласточка, передай там… что я скоро доберусь до вершины. И счастливого пути!

Ласточка улетела, сделав на прощание круг над улиткой. А улитка, закончив трапезу, неспешно продолжила свой путь к вершине, прямо не выходя из дома. И только прислушавшись, можно было услышать негромкое бормотание: Надо же… стихи… книги. Хех.

Рубрика: diary. Метки: , . Добавьте ссылку в закладки.

4 отзывов на улитка и ласточка

  1. Ирина пишет:

    Оля, очень мотивирующий, как теперь принято выражаться, текст. Теперь, когда мне в очередной раз покажется, что никакой вершины нет, я вспомню про ласточку и продолжу свой тысячелетний путь, усмехаясь про себя: надо же, книги, стихи…хех. Идея мне очень понравилась: каждый день по рассказу на тему, я тут же примерила её на себя, вспомнила, что в декабре два года назад у меня было такое. И захотелось повторить, осталось только дождаться, когда тема в сердце постучится.

    • yuol yuol пишет:

      Ирина, спасибо большое за оставленный комментарий! К концу inktober писать стало все труднее, и в такие моменты очень начинаешь сомневаться в себе и в начатом деле…
      А тут такая поддержка, не побоюсь этого слова, от Вселенной. И… улитка продолжает свой тысячелетний путь.
      Выходит, все мы немного улитки и ласточки.

  2. Ирина пишет:

    Про сомнения картина знакомая. Они одолевают периодически – и в себе, и в задуманном. Но всегда в самый отчаянный момент приходит поддержка – из внешнего мира, или из книг, или в кино мелькнёт вдруг нужная фраза. И вот уже кажется, что всё не зря. На днях я пересмотрела передачу из цикла “Беседы о русской культуре” Юрия Михайловича Лотмана – “Письмо как форма общения”. И там прозвучала мысль о том, что человек, пишущий письмо, обращается не только к адресату, но и к самому себе – это одна из форм самопознания, как личный дневник. И теперь в минуту сомнений я буду думать, что просто занимаюсь самопознанием. Дело это бесконечное, независимое, безусловно нужное и в любом случае не напрасное. Продолжаем ползти по склону!

    • yuol yuol пишет:

      Об этом писал и Толстой, что дневник для него – это разговор с собой. Поэтому я с удовольствием присоединяюсь именно к такому взгляду в минуты сомнений.
      Ну и продолжаем ползти к вершине Фудзи. Говорят, она невыразимо прекрасна!

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)