я ее любил, я его любила

Вчера я довольно горячо и, наверное, излишне эмоционально высказалась на блоге друга по поводу двух романов – “Одиночество в сети” Януша Вишневского и “Я ее любил, я его любила” Анны Гавальды. Сегодня с утра, слегка подостыв, мне хочется восстановить некоторую справедливость по отношению к роману Анны Гавальды, потому как в запале я слегка погорячилась и исказила некоторые факты  *blush* .

Признаюсь, я всегда была любителем историй про любовь, лет так эдак с 4-5 (как научилась читать); сначала это были сказки про принцев и принцесс, а потом уже в огромном количестве романы французские, английские (поэтому, уважаемые родители, следите за тем, что читают (смотрят) ваши дети, и в каком возрасте они это делают) . Прочитала этот роман французской писательницы Анны Гавальды весной 2008 года прямо на работе, потому что начав листать, я так и не смогла оторваться. Мне он очень понравился. Так могут писать только французы – легко, виртуозно и красиво – о чем бы они ни писали: о жизни, смерти, любви, трагедии, убийстве, предательстве, одиночестве. Таковы оба Дюма, Эмиль Золя, Франсуаза Саган, Марк Леви и Анна Гавальда.


(можно включить для лучшего восприятия пересказа ;) )

О чем рассказывает эта история?

Да все, в общем-то, старо как мир. От женщины с двумя маленькими детьми муж уходит к другой. Уходит не потому что она склочная и некрасивая баба , и не потому что он козел непорядочный, бабник и пьяница, и не потому что жили они плохо. Совсем нет… просто “так получилось”. И вот эту женщину, у которой в одночасье рухнул весь мир, женщину с растрепанной в клочья душой, и непрекращающимися потоками слез принимает… свекр. (Вот это поворот сюжета!) Он берет в охапку плачущую Хлою, ее двоих девочек и везет в свой загородный дом.

“Всегда говорят о горе брошенных… А ты когда-нибудь думала, о тех, кто уходит?

Свекр (Пьер) – глава семейства лет примерно 60, глава крупной корпорации. Он сдержан, скорее даже холоден, чопорен, педантичен до неприличия, оплот семейных и прочих устоев, эдакий невозмутимый сфинкс. Он загадка для всех, уже взрослые дети его не очень то любят и даже до сих пор побаиваются, а его жена бедняжка – непонятно как она с такой льдиной живет столько лет. И вот он, в непривычной для себя и окружающих роли… везет в машине подальше от квохчущей и растерянной свекрови, от людских глаз и еще, Бог знает от кого, свою несчастную сноху со сладко сопящими и ни о чем не подозревающими внучками…

Следующие несколько дней Хлоя пытается просто уместить в какой-нибудь уголок своей души мысль о том, что ее бросили. В ее голове всплывают все признаки измены мужа, на которые она раньше в счастливом неведении не обращала внимания. Они причиняют ей невыносимую боль, но она, с каким-то мрачным удовольствием, все продолжает и продолжает их находить. Кто-то говорит, что так и должно быть – человек должен вынуть из себя все стрелы, занозы и пули, чтобы они не стали гноиться и в итоге не убили весь организм…

В один из вечеров Пьер пытается донести до нее мысль, которая является центральной идеей всего романа:

“- Всегда говорят о горе брошенных… А ты когда-нибудь думала, о тех, кто уходит?
- “Господи Боже ты мой! – ужаснулась я. – Чем этот псих собирается забивать мне голову?” Я поискала взглядом туфли.
- Ведь те, кто приносит несчастье, тоже страдают… Тех, кого бросают, все жалеют, утешают, но как быть с теми, кто уходит?
- Так им еще чего-то не хватает?! – разозлилась я. – Может быть, лаврового венка? Моральной поддержки?
Он меня не слушал.
- Какой смелостью надо обладать, чтобы однажды утром взглянуть на себя в зеркало и задать себе вопрос: «Имею ли я право на ошибку?» Отчетливо произнести каждое слово… Какой смелостью надо обладать, чтобы взглянуть жизни в лицо – и не увидеть в ней ничего стабильного, ничего гармоничного. И все сломать, разворотить – из чистого эгоизма? Конечно, нет, хотя… Так в чем же дело? Инстинкт выживания? Прозорливость? Страх смерти?
Мужество быть откровенным с самим собой. Хоть раз в жизни. Противостоять себе. Только себе. Себе одному – «Право на ошибку» – простое выражение, всего несколько слов, но кто тебе скажет, есть ли оно у тебя? Кто, кроме тебя самого?
У него дрожали руки”.

Скелеты в шкафу

Оказывается давным давно (лет в 40-45) Пьер полюбил женщину – молодую и красивую переводчицу Матильду. Полюбил с первого взгляда, вопреки тому, что сам себя считал неспособным на это чувство. Пьер окунулся в него с головой, тем более, что Матильда, к его глубокому удивлению, ответила взаимностью.

Можно начать жизнь заново, тем более с тобой женщина, которую ты так любишь, рядом с которой чувствуешь себя как никогда живым и счастливым? Но, во-первых, у тебя семья и двое детей (ответственность пока еще никто не отменял), во-вторых, ты управляешь компанией, владельцами которой является твоя жена и ее братья (а это не только вопрос денег, но и статуса), и, в-третьих, это просто непорядочно. Конечно, Пьер, обещает Матильде женится на ней, он даже уезжает с ней на несколько месяцев (в командировку) в Таиланд (вроде), где она в то время живет, и они живут как семья, они счастливы.

Поломав голову и промучившись какое-то время Пьер решает плыть по течению и, не изобретая велосипед, ведет свою Матильду… не под венец, а стезей любовницы. Страстные встречи, горечь расставания, ссоры и примирения, обещания: “Потерпи немного, мы обязательно будем вместе” – ну, в общем, все атрибуты адюльтера. Зато благодаря этому роману компания Пьера выходит ни больше ни меньше на международный уровень – ведь в Париже и самой Франции опасно встречаться, слишком велик риск…(ух ты, снова неувязочка :), бедняга Пьер, я все время хочу навести на него напраслину….на самом деле это было условие Матильды, это она сама не захотела встречаться в Париже, в номерах, специально снятых для встреч, наверное, так она думала смягчить в своих глазах столь постыдный статус любовницы. Нет, все-таки Пьер не был подлецом-слабаком, как может показаться на первый взгляд и старался потакать желаниям Матильды) поэтому Пьер организует себе настоящие зарубежные командировки, в которых не просто предается любви и любовным утехам, но и ведет бизнес (мысленно разражаюсь аплодисментами).

Матильда вроде бы смиряется и соглашается на предложенные условия, в глубине души надеясь на то, что Пьер все же решится сам. Это продолжается 10 лет, пока в один вечер Матильда, устав от положения любовницы, идет на крайние меры – сообщает Пьеру о том, что ждет ребенка. Та-дам! И что же наш герой? Нет, мои слова слишком бедны, чтобы передать этот диалог, поэтому привожу цитату:

“Когда я, наконец, осмелился взять ее руки в свои, она меня огорошила:
- Пьер, я беременна.
- От кого? – спросил я, бледнея. Она поднялась, просияв.
- Ни от кого.
Она надела пальто, оттолкнула стул, сияя улыбкой.
- Благодарю тебя, ты произнес именно те слова, которых я ждала. Да-да, я проделала весь этот путь, чтобы услышать два этих слова. Это было слегка рискованно.
Я что-то мямлил, тоже хотел подняться, но зацепился за ножку стола… Она сделала мне знак:
- Не двигайся. Глаза ее сверкали.
- Я получила то, что хотела. Мне никак не удавалось с тобой расстаться. Я не могу провести жизнь, ожидая тебя, но я… Да нет, ничего. Я должна была услышать эти слова. И увидеть твою трусость. Пощупать ее, понимаешь? Нет, не двигайся… Не вставай, говорю тебе! Не шевелись! Я сейчас уйду. Я так устала… Если бы ты знал, как я устала, Пьер… Я… я больше не могу…
Я встал.
- Скажи, ты отпустишь меня? Дашь свободу? Ты должен отпустить меня сейчас, должен дать мне уйти… – Она задыхалась. – Ты отпустишь меня, правда?
Я кивнул.
- Но ты ведь знаешь, что я тебя люблю, знаешь? – напоследок выговорил я.
Она была уже у двери и обернулась, прежде чем переступить порог. Пристально посмотрела на меня и отрицательно покачала головой”.

Финал

И они зажили каждый своей жизнью. Нет, никто не умер, жизнь не остановилась, даже еще один человек появился на свет. Пьер не стал искать больше Матильду, ведь он обещал… Должен же он был исполнить обещание. Ведь настоящие мужчины всегда держат обещания.

Вот так. Это жизнь. Никто не виноват, жаль всех одновременно. Красиво и интересно рассказанная история. Но… если честно, мне они перестали нравится. Ведь в них нет ничего больше, кроме очередной констатации факта – мы давно живем не в раю, мы изгнаны оттуда. Что они производят, кроме чувства щемящей грусти и узнавания историй из жизни окружающих тебя людей, изменить которые ты не в силах?  Ты даже помочь ничем не можешь, ведь в таких историях нет выигравших, не бывает. Не то это… совсем не то.

Опубликовано мелочи жизни, читаю (проза). Метки: . Добавьте ссылку в закладки.

2 отзывов на я ее любил, я его любила

  1. Стас пишет:

    Вау, ну это просто развертка на 100%. Как-будто книгу прочитал, ну почти. Я не считаю, что эмоций было слишком много на моем блоге, наоборот – недосказанности это плохо)). Роман, все таки не такой, каким я его обозвал в комментах, просто действительно все реалии жизни обычных людей с их заморочками и страхами уже не айс. И знаешь, многие люди на самом деле стремятся прочувствовать эту щемящую грусть вновь и вновь, словно садисты какие-то, им это нравится, они этого ищут. Я сам часто так делаю, представляешь)…Вспоминаю один стёбный рисунок Настеньки – один человек тянет другого за руку со словами – “Идем делать дела!”, а тот отвечат – “Неет, я хочу грустиить”…За Лару отдельное спасибо).

  2. yuol yuol пишет:

    Спасибо) значит, мне все же удалось восстановить репутацию этого романа.
    За Лару – пожалуйста. Какой у нее все-таки голос… Клип на эту песню у нее, тоже “в тему”, глянь, если не видел.
    Про стремление вновь и вновь прочувствовать эту самую щемящую грусть – очень понимаю, сама такая была всю жизнь… почти (надеюсь, что-то все же изменилось). Просто сейчас я очень устала, очень-очень, даже слов не найти, как…

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Это не спам.
сделано dimoning.ru

Optionally add an image (JPEG only)